06 сентября 2012
10337

2. `Стратегия` стагнации 2007-2010 гг.

... это будет первый в нашей истории опыт модернизации,
основанной на ценностях и институтах демократии[1]

Д. Медведев

Никакая модернизация не возможна без квалифицированных
специалистов, талантливых ученых, без качественного
образования и постоянного профессионального обучения[2]

Д. Медведев


Следует признать, что Россия фактически остановилась в своем развитии в 2007-2010 годы, вступила в стойкую фазу стагнации. И не только из-за того, что Россия хуже других стран перенесла кризис 2008-2010 годов, но и из-за того, что ресурсы экстенсивного развития были окончательно исчерпаны. Даже рост цен на энергоносители в 2011 году свыше 100 долл. за баррель не исправляет ситуации.

Эта стагнация, как и кризис 2008-2010 годов, объясняются идеологическими причинами. Меньше всего, как ни странно, об этом говорили в России в период кризиса, из которого "выползли" за счет роста цен в 2010 году, дав крошечный прирост в 4%. Итоги развития России последних лет и последнего десятилетия иллюстрирует динамика ИРЧП за последние годы. Так, исследователь МГИМО(У) М. Гебеков, пишет, что с показателем ИРЧП, равным 0,719, Российская Федерация в Докладе о развитии человека 2010 заняла 65 место, войдя в группу стран с высоким уровнем развития ИРЧП, и находится между Албанией "сверху" и Казахстаном "снизу". В лидирующую пятерку по уровню развития ИРЧП попали: Норвегия, Австралия, Новая Зеландия, США, Ирландия с показателями, равными соответственно: 0,938; 0,937; 0,907; 0,902; 0,895.

"За весь период исследования показатель ИРЧП РФ (данные за 1990-2010 гг.) в среднем рос на 0,19 % в год и смог достичь уровня 1990 г. только в 2005 г. Наибольшими темпами индекс рос во второй пятилетке двухтысячных годов, когда темпы его роста приблизились к темпам прироста наиболее быстро развивающихся стран (за период с 2005-2010 гг. индекс РФ переместился на три строки вверх, а среднегодовой прирост 2000-2010 гг. - 0,82%)". Хочу подчеркнуть, что при росте цен на нефть и экстенсивной модели роста ВВП. Россия фактически стояла на месте. В это время "... наибольшие успехи в гуманитарном развитии человека добились некоторые страны Западной и Восточной Европы, Северной Америки, Южной и Юго-Восточной Азии, Персидского Залива, Латинской Америки". Хочется обратить внимание, - пишет М. Гебеков, - на Южную Корею, которая переместилась на 8 строк выше с темпами прироста 1,18 % за тот же период, что отражает стремительный рост качественных составляющих экономики и образования за последние два десятилетия. Прирост ИРЧП Китая за период 1980-2010 гг. составил почти 2 %, что является одним из самых высоких показателей, позволил переместиться в рейтинге за последние пять лет на 8 строк вверх и придвинуться вплотную к странам с высоким уровнем развития человеческого потенциала"[3].

Причины такого отставания также иллюстрирует ИРЧП. Как и наши слабые стороны: "Россия пока еще значительно опережает все страны БРИК, что связано с большой разницей в количестве населения, уровне образования и доходах на душу населения, однако по уровню долголетия мы уступаем Бразилии и Китаю и лишь не на много опережаем Индию. Также интересно то, что по средней продолжительности обучения в 2010 г. нас опередили наши ближайшие соседи: Беларусь, Украина, Азербайджан, Казахстан, не говоря уже о развитых странах, что показывает тенденции в падении уровня образования в РФ (спасибо А. Фурсенко). Если учесть тот факт, что индекс продолжительности жизни в РФ снижался в период 90-х и стабилизировался на низких уровнях ближе к середине двухтысячных годов, следует отметить, что основной вклад в достаточно высоком росте ИРЧП в период 2000-2010 гг. внес именно рост индекса доходов на душу населения в РФ, и значительная разница между рыночным курсом рубля к курсу рубля по ППС, т.е. за счет фактического снижения уровня жизни населения.

Россия остается все эти годы все ещё без внятной идеологии, а, соответственно, и внятной стратегии развития, которых заменили, "модернизация" и "инновации" (а до этого "Стратегия 2000", о которой "забыли" после 2008 года). Вместе с тем нельзя говорить, как это бывало прежде, о шарахании руководства страны от одной системы ценностей к другой. Существует уже некий "ценностной коридор", в рамках которого происходит смена акцентов и уточнение приоритетов, некие "контуры" идеологии, когда система взглядов еще не устоялась (из-за политических особенностей, о которых говорилось выше), когда элита в своем большинстве уже знает и понимает, что не надо делать, но еще не знает, что, а, главное, как делать. Даже нашумевшая речь Д. Медведева в МИДе в июле 2010 года, когда заговорили о "полном развороте отечественной внешней политики в фарватер Запада"[4], свидетельствовала о том, что внесенные коррективы - всего лишь очередная попытка Д. Медведева сконцентрировать внимание элиты на модернизации. Стагнация 2007-2010 годов характеризуется отсутствием реально реализуемой стратегией, ее подменной рефлекторными действиями, так называемым "ручным управлением", часто противоречивыми, бессистемными и, как следствие, безрезультативными действиями. "Подушка безопасности", ради которой до 2008 года финансы не инвестировались в экономику, оказалась очередной фантазией либералов".

Нельзя, на мой взгляд, говорить и о том, что у проводимого курса абсолютно нет никаких результатов. Все зависит от того, с чем сравнивать. И тут мой подход совпадает с подходом американского автора М. Адоманис, который считает, что "есть две причины, и обе довольно просты. Во-первых, сами русские смотрят в будущее с все большим оптимизмом, потому что они рожают больше детей, чаще вступают в брак, реже разводятся, дольше живут, меньше попадают в аварии и сталкиваются с несчастными случаями, реже напиваются до смерти, и все реже убивают себя (и друг друга). Снижение преступности и количества самоубийств, а также рост рождаемости, числа браков, продолжительности жизни, что наблюдается в России с 2000 года, и особенно после 2004 года - вот чего можно ждать от общества, которое все больше уверено в себе и делает скромные успехи в социальной и экономической областях. На всем протяжении 90-х и впервые годы правления Путина суммарный коэффициент рождаемости твердо установился на уровне 1,2, а затем с 2006 года началось его существенное увеличение (согласно прогнозам, в 2010 году он составит около 1,6, что выше показателей большинства стран Центральной и Восточной Европы).

Во-вторых, и это, наверное, даже более важная причина, чем первая, в 1990-е годы ситуация была настолько ужасной, настолько катастрофической, столь непостижимо страшной и мрачной, что ниже опускаться было уже некуда, можно было только идти вверх. Многие западные представители до сих пор не осознают всю глубину падения России вместе с коммунизмом, потому что анализ краха общества крайне сложен и часто приводит в замешательство"[5].

Но если взять период 2007-2010 годов, то ссылаться на такое сравнение уже нельзя. Пик 2007 года оказался пиком не только политики "прагматизма" В. Путина, но и тандема В. Путина-Д. Медведева. Далее ситуация - и общественная, и социально-экономическая - развивалась уже по нисходящей или, если так можно сказать, стагнирующей кривой. Повторю, что кризис 2008-2010 годов не объясняет в целом и окончательно причин этой стагнации, которые кроются в том, что модель экстенсивного развития России была исчерпана еще до кризиса.

Конечно же были и позитивные моменты в этот период развития страны, но они не объясняются управляющим воздействием элиты, скорее, действовали вопреки. Нельзя, например, игнорировать тот факт, что в самой запущенной сфере - информационных технологий - РАН готов закончить суперкомпьютер, производительностью в тысячу триллионов операций, для которого создали самые экономичные алгоритмы[6]. Но подобные примеры являются скорее исключением, чем положительной тенденцией. Общее отношение к образованию в 2007-2011 годы, безусловно, сказалось и на его качестве, и на информатизации в целом. Тем более, что между ними обнаружилась прямая зависимость. Как признают эксперты ИНСОР, исследования показали, что уровень развития ИКТ в значительной степени коррелирует с численностью студентов. В силу сложившейся образовательной инфраструктуры и особого статуса Москва и Санкт-Петербург служат центрами притяжения студентов из других субъектов РФ. В Санкт-Петербурге на 1000 жителей приходится 98,5 студента, в то время как Ленинградская область по числу студентов занимает 81-е место, опережая лишь Ненецкий и Чукотский АО. В итоге, несмотря на достаточно высокую численность исследователей в составе рабочей силы (26-я строка в рейтинге субъектов РФ), Ленинградская область оказалась на одном из последних мест по уровню развития человеческого капитал"[7].


Эта же "стратегия" стагнации продолжалась уже и по завершении кризиса. Казалось бы, нужно было сделать выводы, но инерция стагнации продолжалась уже когда кризис завершался, а именно в 2010 году. Так, в Бюджетном послании на 2011-2013 годы президент России включил в число приоритетных задач (пятой по счету и последней по приоритетности) задачу "повышения качества человеческого потенциала", которую он конкретизировал следующим образом:

"Никакая модернизация не возможна без квалифицированных специалистов, талантливых ученых, без качественного образования и постоянного профессионального обучения.

Необходимо стремиться к росту научного потенциала нашей страны, накоплению объектов интеллектуальной собственности, обеспечению в этих целях преемственности поколений в сфере научных исследований и технологических разработок, привлечения и закрепления в ней молодежи.

Помимо развития собственных научных школ, следует уделять внимание привлечению высококвалифицированных иностранных специалистов, а также способствовать повышению квалификации российских специалистов в зарубежных учебных заведениях"[8].

Этот дежурный реверанс в сторону НЧП президентом оказался не подкрепленным реально ни финансами, ни административно. Даже хуже, финансирование компонентов НЧП в 2011 году фактически сократилось (с учетом инфляции), т.е. ситуация на 2011 год сохранилась в том же положении, как и в предыдущие годы.

Это видно на примере деградирующего образования: сокращение продолжительности образования, даже кризис во всей системе образования России в 2010-2011 годы резко контрастирует с оценкой приоритетов Д. Медведевым в Бюджетном послании: "Серьезнейшее внимание должно быть уделено как образованию, так и улучшению здоровья граждан, формированию здорового образа жизни, созданию условий для повышения трудовой и творческой активности"[9].

Внешнее, публичное внимание к приоритетам НЧП оказывается не подкрепленным реальной политикой и стратегией в 2007-2010 годы. Вместе с тем отражает внимание, что в этой среднесрочной (на три года) постановке задач Д. Медведевым ясно расставлены приоритеты, которые свидетельствуют о его действительном понимании роли бюджетной политики государства:

- во-первых, обеспечение макроэкономической стабильности...;

- во-вторых, координация долгосрочного стратегического и бюджетного планирования...;

- в-четвертых, разработка инструментов поддержки инноваций;

- в-пятых, (!) развитие человеческого потенциала...>>[10].

Таким образом, созданная им в бюджетном послании модель модернизации рассматривает НЧП лишь как одну из важных задач, требующих решение (причем на пятом месте по приоритетности), в то время как, на мой взгляд, это должно стать целью модернизации. "Пятый" приоритет, особенно после пресловутого приоритета макроэкономической стабильности, означает, что в реальности развитие НЧП не находится в системе приоритетов вообще. Точнее, - о нем знают, может быть, даже понимают его значение, но реальное политическое и финансовое внимание достается "по остаточному принципу".

Для того, чтобы преодолеть инерцию "стратегии" стагнации необходимо превратить приоритет развития НЧП в реальный, самый важный приоритет и стратегическую цель.

В этом случае решение остальных задач обеспечивают достижение этой цели. Так, обеспечение макроэкономической стабильности важно не само по себе (опыт показывает, что и в условиях инфляции и роста госдолга, как в США, такое развитие очень даже возможно), а постольку поскольку это способствует развитию человеческого потенциала. Жаль, что заклинания по поводу макроэкономической стабильности, которыми сопровождается весь период правления В. Путина и Д. Медведева, ни к чему хорошему так и не привели. Более того, политика макроэкономической стабилизации в реальности привела к тому, что за последние 20 лет НЧП России в целом ухудшился относительно ведущих стран мира. Его более чем скромный рост в 2005-2010 годы можно назвать стагнацией.

Между тем, если мы хотим быстрого (опережающего) качественного роста экономики, инновации, роста доходов, наконец, то инвестировать надо, как уже говорилось выше, прежде всего национальный человеческий потенциал.

Национальный человеческий потенциал является самостоятельным и сложным интенсивным фактором развития, собственно, фундаментом роста ВВП в сочетании с инновациями и высокими технологиями в современных условиях. Важнейшими его компонентами в последнее десятилетие выступают наука, образование и информационно-коммуникационные технологии. Причем, подчеркну, имеющие национальное происхождение. Так, эксперты ИНСОР выделили этот компонент в специальный подындекс НЧП[11] от которого во многом зависело развитие НЧП в 2007-2010 годы.



В этой отрасли можно было ожидать быстрого промышленного и научно-технического роста. Как минимум, 35-40% в год. Но этого не произошло из-за того, что все указанные выше переменные практически не росли, а некоторые (также, как доля исследователей) даже существенно сокращались. Попытки Д. Медведева внедрить в 2007-2010 годы в школы широкополосный Интернет в рамках ПНП "Образование" были, как он сам говорил "пилотным проектом", давшим неплохой результат, но не всей отрасли ИКТ, а тем более науки и образовании в целом, отразились слабо.

Отличие такого сложного интенсивного фактора как НЧП от природных ресурсов, классического труда и обычного капитала состоит в необходимости постоянных повышенных инвестиций в него и существование значительного временного лага в отдаче от этих инвестиционных вложений. Эта понимают на Западе, где в развитых странах мира в последние годы в человеческий капитал вкладывалось более 70% всех средств, а в физический капитал - только около 30%.

Причем, основную долю инвестиций в человеческий капитал в передовых странах мира осуществляет и стимулирует государство. И именно в этом состоит одна из его важнейших функций в части государственного регулирования экономики, т.е. приоритеты бюджетов расставлены именно таким образом. Так, в "Стратегии национальной безопасности США от 2010 года, Б. Обама выделил в качестве главного приоритета США образование и привлечение иностранных специалистов из-за рубежа. Это решение явилось продолжением стратегии США последних трех десятилетий, причем, подчеркну, в рамках именно национальной стратегии"[12].

Анализ процессов смены технологических укладов экономики и типов общественного устройства показывает, что человеческий капитал, циклы его роста и развития являются главными факторами генерации инновационных волн развития и цикличного развития мировой экономики и общества. Что не поняла российская элита в 2007-2010 годах. Особенно важно это признание в период "фазового перехода" человечества из одного состояния в другое. Этот качественный переход не означает только нового этапа научно-технической революции, но и смены мировоззренческих и идеологических моделей, экономических укладов, даже изменений в психической и физиологической областях.

При низком уровне и качестве человеческого капитала инвестиции в высокотехнологичные отрасли не дают отдачи. Собственно к такому выводу в конечном счете и пришли в 2010 году. Сравнительно быстрые успехи финнов, ирландцев, японцев, китайцев, корейцев, новых европейских развитых стран (Ирландия, Греция, Испания, Португалия) подтверждают вывод о том, что фундаментом для формирования человеческого капитала является высокая национальная культура основной массы населения этих стран, темпы развития образования. Это особенно заметно на Ирландии, которая за 20 лет превратилась из отсталой страны в мирового лидера по ИРЧП. До этого, сделав главным приоритетом образование, такой же путь прошли США.

Стоимость национального человеческого капитала стран мира на базе затратного метода оценили специалисты Всемирного банка. Вновь хочу обратить внимание на определение "национальный".

Использовались оценки составляющих ЧК по затратам государства, семей, предпринимателей и разных фондов. Они позволяют определить текущие ежегодные затраты общества на воспроизводство национального человеческого капитала. Так, в США стоимость национального человеческого капитала в конце XX века составляла 95 трлн долл. или 77% национального богатства (НБ) и 26% всего мирового итога стоимости ЧК. Это существенно выше, чем доля США в мировом ВВП (20%). Всего же стоимость мирового ЧК составила 365 трлн долл. или 66% мирового богатства, или 384% к уровню США.

Для Китая эти показатели составляют: 25 трлн долл., 77% от всего национального богатства (НБ), 7% мирового ЧК и 26% - к уровню США. Для Бразилии соответственно: 9 трлн долл.; 74%, 2% и 9%. Для Индии: 7 трлн; 58%, 2%; 7%.

Для России показатели равны: 30 трлн долл.; 50% - национального богатства; 8% - мирового ЧК; 32% - по отношению к США. Примечательно, что по НЧП Россия отстает от США в 3 раза, а по ВВП - в 10 раз!

На долю стран "семерки" и ЕЭС на расчетный период приходилось 59% мирового ЧК, что составляет 78% от их национального богатства.

Таким образом национальный человеческий капитал в большинстве стран превышал половину накопленного национального богатства (исключение - страны ОПЕК). На процентную (относительную) долю ЧК существенно влияет стоимость природных ресурсов. В частности, для России доля стоимости природных ресурсов сравнительно велика, что объективно снижает долю НЧК России, но не является главной причиной низкого уровня НСК относительно других стран. Скорее - это огромный резерв, с помощью которого можно ускоренно развивать НЧП. Если, конечно, это понимает и хочет делать правящая элита.

Период 2007-2010 годов показал, что они этого не понимают и делать не хотят. Огромные средства, полученные от экспорта сырья, вкладывались в фонды, выделялись для стабилизации финансовой системы, но лишь по остаточному принципу вкладывались в НЧП. При том, что накопленное недоинвестирование в 1990-2005 годы в НЧП уже составляло огромный реальный долг перед НЧП, прежде всего в области науки, образования и культуры.

Основная часть мирового человеческого капитала сегодня сосредоточена в развитых странах мира. Это связано с тем, что инвестиции в ЧК в последние полвека в этих странах значительно опережают инвестиции в физический капитал. В США соотношение "инвестиций в человека" и производственных инвестиций (социальные расходы на образование, здравоохранение и социальное обеспечение в % к производственным инвестициям) в 1970 году составляло 194%, в 1990 году 318%. В 2005 году инвестиции в НЧП США из бюджета превысили 50%.

Известно, что Россия не входит в число стран-лидеров по ИРЧП, поэтому сравнивать ее можно лишь с теми странами, которые входят в ее подгруппу. Если мы посмотрим на динамику изменения ИРЧП России и этого индекса других стран подгруппы, то увидим, что с 1990 года по 1995 год наблюдался обвал индекса, который удалось почти преодолеть лишь к 2007 году. При том, что среднесрочный прирост индекса был практически отрицательным.

Позже, после 2007 года, среднесрочный прирост стал немного положительным, что позволило России подняться с 73-го места в 2007 году до 65-го - в 2010. Но вызвано это было не реальным ростом, а преодолением того обвала, который произошел в 90-е годы. В целом же долгосрочная тенденция за 20 лет означает стагнацию. Что выражается как в отсутствии роста ИРЧП, так и сохранением за Россией места в своей группе стран, которые по всем показателям относят не к развитым, а развивающимся государствам.

                      Тенденции развития индекса человеческого потенциала
                                                           до кризиса 2008 г.[13]



Россию опережают не только Панама, Болгария и Румыния, но и Черногория и Албания.

2007-2010 годы не стали, к сожалению, для России ни рывком в ее развитии, ни даже развитием вообще. Что свидетельствует об очень многом, но прежде всего о неэффективности ее стратегии, разработанной неолибералами. "Стратегия-2020", принятая в марте 2008 года, как и множество других стратегий и концепций, оказались не просто формальными документами, а не реальными стратегиями, но и были проигнорированы в последующем. В качестве реально действующей стратегии оказалась "стратегия стагнации" или очередного застоя, которая иллюстрируется прежде всего застоем в ИРЧП России на уровне 2007 года.

Предпринятые Д. Медведевым и В. Путиным в конце 2010 и начале 2011 года попытки вырваться из застоя, вряд ли будут успешны. Прежде всего потому, что "новую" стратегию будут готовить те же авторы, которые готовили все предыдущие стратегии, в т.ч. "стратегию стагнации".


_______________

[1] Медведев Д.А. Послание Президента России Федеральному Собранию Российской Федерации. Цит. по: Миронов С.М. За нами Россия. М. 2010. С. 1009.

[2] Медведев Д.А. Бюджетное послание Президента Российской Федерации о бюджетной политике в 2011-2013 годах. Июнь, 2010 г. URL: http://www.viperson.ru/639627

[3] Гебеков М. Итоги развития ИРЧП за период 1980-2010 гг. "Рейтинг персональных страниц", 19 января 2011 г. [Электронный ресурс] - Режим доступа: http://www.viperson.ru

[4] Вопрос, как ни странно, о Ленине. 22.07.2010 URL: http://dikanag.livejournal.com/ 262511/

[5] Адоманис М. Российская демографическая статистика, как и сами страна, медленно идет на поправку. Teue/Slant. 01.08.2010.

[6] Латухина К. Абсолютное ноу-хау // Российская газета. 2010. 16 апреля. С. 2.

[7] Индекс готовности регионов к информационному обществу. 2007-2008 / под ред. Ю.Е. Хохлова, С.Б. Шапошникова. М.: ИНСОР, 2009. С. 27.

[8] Латухина К. Абсолютное ноу-хау // Российская газета. 2010. 16 апреля. С. 2.

[9] Латухина К. Абсолютное ноу-хау // Российская газета. 2010. 16 апреля. С. 2.

[10] Латухина К. Абсолютное ноу-хау // Российская газета. 2010. 16 апреля. С. 2.

[11] Индекс готовности регионов к информационному обществу. 2007-2008 / под ред. Ю.Е. Хохлова, С.Б. Шапошникова. М.: ИНСОР, 2009. С. 17.

[12] В частности, Б. Обама прямо сказал: "Попросту говоря, мы должны понимать, что американские инновации составляют американскую мощь" // The National Security Strategy. Wash., May. 10. 2010.

[13] Тенденции индекса развития человеческого потенциала. Доклад о развитии человека. 2008. С. 168.

Фотографии

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован