Эксклюзив
23 декабря 2008
13831

Алексей Подберезкин: Изменение роли креативного класса - главное условие `Большого скачка`

"Происходит столкновение философий -
политических и дипломатических"[1]

В.Чуркин

"Люди познания, обучения и созидания
определяют положение страны
в мировом сообществе в эпоху
бурного развития технологий"[2]!

Ю.Магаршак

Реализация идеи "Большого скачка" потребует, прежде всего, сознательного формирования целого социального слоя "креативного класса" со стороны государства и общества. Такой целенаправленной государственной политики до сих пор не было (Речь не идет о значимых политических декларациях В.Путина и Д.Медведева о стремлении увеличить долю среднего класса до 60% и даже 70% и очень своевременного выступления В.Суркова 28 ноября 2008 г. в поддержку среднего класса на Форуме "Стратегия 2020". Эти политические сигналы не превратились пока в реальную государственную политику). Без такой политики, "само по себе" изменение в качественном развитии России произойдет недопустимо медленно. Иными словами проблема (количественная) роста экономики и (качественная) развития экономики России, - это проблема не столько экономическая, сколько социальная, а, в конечном счете, политическая. Без креативного класса эти задачи не решаемы. Необходимо понимать, что при сохранении нынешней государственной и социальной политики по отношению к креативному классу (точнее - ее отсутствия) качественных изменений в российской экономике, политической и социальной системе ждать придется долго. Наверное, более 15-20 лет. Не случайно В.Сурков заметил по этому поводу осенью 2008 года: "Инновационная экономика - это не столько, собственно, про экономику, сколько про людей. Важно, чтобы все, кто на это способен, смогли проявить свои таланты, и тогда инновационная экономика и модернизированное общество будут построены естественным путем"[3].

Вопрос в том, что внешние и внутренние обстоятельства могут не дать России такой временной ресурс. События на Кавказе в августе 2008 года показали, что за небольшим региональным конфликтом скрываются глобальные цели: ограничить влияние России на ее территории, а затем, вероятно, и ослабить и дезинтегрировать страну.

Кавказский кризис оказался весьма показательным. С одной стороны, он продемонстрировал насколько далеко может пойти Запад в отношении России: от консолидированной внешней и информационной политики до угрозы санкций, военных демонстраций и откровенных попыток изолировать Россию.

С другой стороны, этот же кризис продемонстрировал ограниченность возможностей России. Прежде всего информационных. Оказалось, что у России нет не только глобальных информационных ресурсов, но и элементарных средств информирования мировой общественности. По сути дела против России была развязана откровенная и циничная информационная война. Война, которую Россия проиграла.

Тем важнее сегодня сделать правильный прогноз относительно будущего России. На мой взгляд, он очевиден: изменения в соотношении сил в мире, угроза военных конфликтов, стремление внешних сил дестабилизировать внутриполитическую ситуацию в стране, а, возможно, и угроза дезинтеграции России - все эти факторы при сохраняющемся качественном разрыве в развитии - могут привести к развалу России и потере ею суверенитета уже в среднесрочной перспективе.

Кадры на новом этапе развития и креативный класс

"Основу нашей политики должна составить идеология,
в центре которой - человек"[4]

Д.Медведев

Креативный класс в управлении -
как условие "Большого скачка"

Как управление, ориентированное на опережающее развитие, так и управление в условиях кризиса требует новых качеств управленческой элиты. И первое, и второе должно вытекать из национальной стратегии (в более широком смысле - идеологии), разделяемой большинством представителей правящей элиты. Это означает, что такие представители должны, как минимум, знать эту стратегию, понимать ее и разделять ее основные положения. Причем как в условиях опережающего развития, т.е. на долгосрочную перспективу, так и в кризисных условиях.

Таким образом "кто-то" должен консолидировать элиту для понимания общенациональной стратегии и активного участия в ее реализации. Это "кто-то" может быть только идеология - как система взглядов на ценности, интересы, цели и средства их достижения. Элита, как и класс, неоднородна. Прав С,Кургинян, который сравнивает их с кометой, имеющей ядро, оболочки (с резной степенью периферийности) и хвост[5]. Идеология то средство, которое может объединить в едином векторе движения и ядро, и оболочки, и хвост. Применительно к правящему классу это означает объединение управленческой элиты, политической и бизнес-элит.

Кризис 2008 года показал, что слабейшее звено управления российским государством, его экономикой и обществом - оперативность выполнения принятых решений, т.е. реализация политической воли. Если на высшем уровне запоздание в принятии решений измерялось днями, иногда неделями, то реализация на уровне исполнителей - месяцами, а иногда и вообще, игнорировалась. Передача ликвидности АКБ - лишь один частный пример.

Поэтому качество оперативности в условиях кризиса особенно отчетливо продемонстрировало, что и в нормальных условиях механизм принятия и выполнения решений не работает. У России нет временного ресурса. Мы просто не можем позволить себе эволюционной модернизации. Хотя бы потому, что внешние обстоятельства (или оппоненты) нам этого сделать не позволят. Необходим "рывок", который должен быть сделан за 7-10 лет. Такой качественный рывок в своем развитии Россия не может сделать традиционными средствами. По сути, их два: экстенсивное использование природных ресурсов (увеличение которых возможно до известных пределов, которые практически достигнуты), либо возвращение страны к мобилизационной модели развития 30-50-х годов прошлого века.

Остается по сути единственный вариант преодоления инерционности в области управления. Такой рывок возможен только если власть перестанет опираться на бюрократию и привлечет творческий и духовный потенциал нации, концентрированный в том числе в потенциале управленческих кадров. То есть сменит алгоритм кадровой политики. Уместно в этой связи замечание одного из генералов ФСБ, пишущего под псевдонимом, о том, что после этапа становления социально-экономических отношений нового типа всегда приходит этап выбора вектора дальнейшего развития - вправо или влево. А это опять другая ипостась.

Здесь все дело в команде, сформированной для решения стратегических задач по принципу компетентности.

Компетентность и надежность - диалектически противоположные категории[6].

Действительно, компетентность (профессионализм) и надежность на этапе ускоренного развития, в особенности "рывок", становятся антиподами. Если в условиях восстановления стабильности управленец должен быть прежде всего сверхнадежным, даже по психотипу сангвиником, спокойно реагирующим на внешние раздражители, то в условиях "рывка" это должен быть энергичный профессионал, способный мгновенно воспринимать и оценивать угрозы, принимать решительные решения. Причем решения эти должны быть нестандартными, творческими.

Простой пример. Финансовый кризис осени 2008 года для России был, прежде всего, кризисом морально-психологическим, кризисом доверия к власти. Соответственно те правильные финансовые решения, принятые Правительством, должны были быть дополнены серьезными, последовательными и энергичными решениями по укреплению доверия народа (и инвесторов) к власти. Увеличение гарантий вкладов до 700 тысяч рублей - был, пожалуй, единственный шаг, за которым должна была последовать серия других шагов. Например, по дополнительным гарантиям предприятиям и мелким банкам и т.д.

В любом случае вызовы 2008 года финансовые и политические - оказались новыми вызовами для российской элиты. Элиты, привыкшей жить в условиях стабилизации. Это означает почти наверняка, что она будет не способна адекватно реагировать на эти новые вызовы в последующие годы.

Каков же неизбежный вывод?

На мой взгляд, он следующий: как необходимость ускоренного развития, так и необходимость повышения качества и оперативности управления в условиях кризиса требует:

Во-первых, пересмотра всего алгоритма управления в пользу делегирования полномочий по принятию решений нижестоящим органам, стимулирования творческой активности, креативности всей системе госуправления. Это означает, в том числе резкое сокращения тех решений, которые требуют согласований в администрации президента и Правительства РФ, а также расширения полномочий нижестоящих органов управления. При обязательном соблюдении общенациональной стратегии и идеологии развития и антикризисных действий.

Во-вторых, кризис 2008 года показал сомнительность доминировавшей модели либеральной экономики, социальной политики, а в более широком контексте, и всего алгоритма политико-экономического развития человечества. Естественно, что это относится и к России.

Усиление роли государства, "социализация" экономики, стремительный рост влияния общественных институтов говорят о том, что мы находимся на пороге появления новых форм общественно-политического устройства. Россия, которая (также как и в экономике) стремится повторить западный опыт, должна отказаться от этих попыток и найти свой путь развития. Сколько бы ни иронизировали над этим отечественные и западные идеологи.

И основой такого пути может стать опора на творческий потенциал нации, сознательное стимулирование развития креативного класса и средних слоев населения. В.Сурков в этом абсолютно прав.

Сказанное имеет самое прямое отношение к периоду после 2008 года, когда может и должна произойти смена политической элиты. Уже не по принципу "преданности" (который, повторю, для этапа 2000-2008 гг. был определяющим), а по принципу "компетентности", креативности, творческому и нравственному отношению к своим обязанностям основной массы представителей правящей элиты. Назревает "кадровая революция". И не потому, что один президент сменил другого, а потому, что изменились, причем качественно, задачи, в том числе и управленческие: опережающее развитие возможно только тогда, когда им управляют (т.е. ставят задачи и распределяют ресурсы) творческие профессионалы, а не бюрократы-мздоимцы. И частный случай - разразившийся кризис - отнюдь не отменяет этот вывод. Наоборот, кризис может и должен привести к радикальному изменению всего алгоритма управления и отношения к среднему классу, вообще, и креативному, - в частности.

Внешне эта кадровая проблема таковой отнюдь не является. Она представляется в 2008 году в несколько упрощенном, "кадровом" варианте. Что кстати, было заметно в подходе нового президента летом 2008 года. На самом деле это проблема быстрого прихода к управлению (и, конечно, власти) представителей "креативного класса", вытеснению бюрократов, коррупционеров, да и просто малообразованных и непрофессиональных людей из элиты. Политическая система страны, однако, к этому не приспособлена. Она была подготовлена к обеспечению стабильности. В том числе и кадровой. Творческий потенциал - наименее востребованное качество. Повторю, что в период стабилизации эти качества были мало востребованы. Нужны были исполнительность и лояльность, а не профессионализм и креативность.

Другая сторона проблемы - идеологическая составляющая. В период стабилизации идеологию - как систему управления - заменял прагматизм. В период ускоренного развития наиболее эффективным инструментом управления становится идеология. В период кризиса - тоже. Но откуда взяться в элите идеологам, которые "по определению" несовместимы с прагматиками?

Уверен, что найти таковых придется. Прежде всего, среди творчески, самостоятельно мыслящих и ответственных граждан. Для этого достаточно пересмотреть критерии, которые сегодня предъявляются к управленцам. Прежде всего отказаться от кумовства, "личной преданности", псевдоисполнительности (за которой нередко скрываются просто пассивные, малоэффективные управленцы), некомпетентности и ряда других качеств, доминировавших при выборе управленцев в последние десятилетия. Подчеркну - не только при В.Путине и Б.Ельцине, но и до них.

Резкое повышение качества управления возможно только при массовой замене представителей существующей управленческой элиты. Так было во все времена, когда возникали новые угрозы и вызовы. И при Иване Грозном, и при Петре I, и при Александре II, и при В.Ульянове, и при И.Сталине. Им удавалось найти новых "государевых людей", которые отвечали вызовам времени. Не вижу причин, почему это не должно удасться сегодня.

И на первом плане должно стоять новое требование к управленческим кадрам, которое не только не предъявлялось прежде, но, зачастую, являлось преградой для карьерного роста. Речь идет о способности принимать самостоятельное и качественное, эффективное решение. Способности прогнозировать последствия своих действий, способности их быстро реализовывать, т.е. добиваться результата.

Отсюда - новая проблема, стоящая перед властью, - компетентность в принятии решений. Компетентность в новых условиях это уже не только хорошее знание предмета, но и способность и воля применять эти знания на практике. Компетентность сегодня это креативное знание и умение использовать это знание. Компетентность, как в условиях ускоренного развития, так и в условиях кризиса (особенно в идеологической области и связанных с ней проблемах экономики и безопасности), выходит на первый уровень требований к новому государственному управлению. Это связано с несколькими причинами.

Во-первых, с объективной тенденцией резкого роста значения креативного класса, который стал главной движущей экономической силой. Но этому классу нужно объяснять, а не приказывать. Важен и субъективный фактор - государственная политика, - ведь рост "креативного класса" можно либо искусственно сдерживать, либо также искусственно развивать. Соответственно новое качество государственного и общественного управления, прежде всего, компетентность и динамизм, возможно, только при наличии физических носителей этого качества - представителей креативного класса. Если стимулировать их появление и приход в элиту, то результат может быть ошеломляющим. И мы знаем тому немало примеров в истории - от Великой французской революции, когда появились не только талантливые маршалы, но и финансисты, и юристы, и полицейские, - до реформ Дэн Сяопина в Китае.

И здесь чрезвычайно велика субъективная роль руководства страны, от которого, прежде всего, зависит появление во власти творческих, профессиональных и нравственных граждан. "Само по себе" это не произойдет, ведь место, "стол", за которые цепляются чиновники, они не отдадут сами. Это их жизнь, успех, доход.

Во-вторых, возросшими требованиями к компетентности руководителя в новых условиях опережающего развития, когда руководителю требуется уже не только поддерживать внутриполитическую стабильность, и доказывать личную преданность, а, скорее, нарушать ее. Надо понимать, что опережающее, быстрое развитие это антипод стабильности. Даже если ты начинаешь двигаться, встав с дивана, а тем более бежать, то ты приобретаешь неустойчивость, т.е. нестабильность. Самое стабильное положение - на кровати, а идеальное - на кладбище. Бег - это уже нестабильность, а быстрый бег - это нестабильность плюс риски.

Те же требования предъявляются сегодня к руководителю в условиях кризиса. Знание предмета, творческая способность применять эти знания, наконец, воля для достижения цели - все эти качества стали обязательными условиями эффективного управления. Как в условиях кризиса, так и в условиях опережающего развития. Принципиальной разницы нет.

Время, когда руководитель мог лениво и неэффективно управлять, похоже, прошло навсегда. Ресурсов, которые можно было не особенно заботясь тратить, - мало. Тем важнее их эффективно использовать. Вот почему требования, которые раньше предъявлялись к руководителю-предпринимателю, теперь становятся универсальными, я бы сказал обязательными по отношению ко всему классу руководителей, независимо от уровня принимаемых решений и формы собственности. Там, где этого добиться не удается, - будь то бизнес или госуправление - немедленно сказываются негативные результаты. Это, в свою очередь, означает, что у соседей и конкурентов результаты деятельности не просто лучше, а качественно другие. И подобный разрыв в эффективности долго сохраняться не может: он ведет либо к банкротству коммерческой структуры, либо сказывается на результатах деятельности государства. При наличии крупных свободных ресурсов такая неэффективная работа может какое-то время удовлетворять. Но не долго.

В-третьих, возросшие требования к компетентности объясняются повсеместным превращением граждан в лиц с высшим образованием, обладающим огромным доступом практически к любой информации, т.е. расширением социальной среды для "креативного класса". Народ, объективно стремительно превращается в социальную группу высокообразованных и информированных граждан, "за скобками" которой остается незначительная маргинальная часть. Управлять таким народом без компетентных идеологов, обладающих глубокими общественными знаниями, становится невозможно. Даже если речь идет об узко профессиональной области.

Другая важная проблема компетенции - соотношение потенциала и фактора. Надо понимать, что потенциал, скажем, в 100 единиц, не обязательно трансформируется в реальной деятельности в фактор. Это зависит от условий. И важнейшее из них сегодня - компетенция, понимаемая как творческая способность и воля реализовать знания.

Так, весь потенциал российской нации должен превратиться в фактор. Для этого должны быть созданы вполне определенные условия. В противном случае огромный интеллектуальный, духовный потенциал нации не будет реализован, т.е. не станет фактором развития нации и государства.

Мне представляется, что именно такая ситуация сегодня. Из-за неэффективности управления огромные потенциальные ресурсы нации недоиспользуются. Прежде всего из-за неспособности привлечь человеческий потенциал "креативного класса".

Таким образом, возникает цепочка: достижение ведущих позиций государства в мире невозможно без опережающего социально-экономического развития. Более того, можно говорить о том, даже сохранение суверенитета и нации без этого уже невозможны. В свою очередь такое развитие в XXI веке невозможно без сознательной ставки на развитие человеческого потенциала, который, в свою очередь, определяется не только демографическими и социально-экономическими, но и качественными параметрами - прежде всего степенью развития и участия в общественно-экономической жизни общества социальных групп, получивших название "креативный класс". Иными словами опережающее развитие становится следствием развития человеческого потенциала, а оба эти фактора условием сохранения суверенитета и выживания нации.

_______________________

[1] Независимая газета, 19 августа 2008 г., с. 3.
[2] Ю.Магаршак. И спи спокойно Время новостей. 29 марта 2007 г., с.4.
[3] В.Сурков. Динамичное развитие России невозможно без новых эффективных людей www.viperson.ru, 10.09.2008.
[4] Д.Медведев. Послание Президента РФ Федеральному Собранию Российская газета, 6 ноября 2008 г., с. 3.
[5] С.Кургинян. Качели. Конфликт элит - или развал России? М.: МОФ. 2008 г., с. 163.
[6] В.Васильев. Простые постулаты будущего Политический класс, 2008 г., 21 февраля, с. 36.


Алексей Подберезкин - академик РАЕН, доктор исторических наук, профессор

www.viperson.ru

23.12.2008
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован