30 июня 2010
4560

Человек, который никогда не был ангелом

Сегодня Геннадию Богомякову исполняется 80 лет. Без малого четверть из них профессиональный геолог возглавлял Тюменскую область, будучи первым секретарем обкома КПСС.

Противник мемуаров

Накануне областная Дума по представлению губернатора Владимира Якушева присвоила Геннадию Богомякову звание почетного гражданина Тюменской области. С формулировкой "За большой личный вклад в социально-экономическое развитие области". Как подчеркнул Сергей Корепанов, спикер регионального парламента, с именем этого человека связана целая эпоха освоения Западно-Сибирского нефтегазового комплекса.

К присвоению звания отнеслись по-разному. Кто-то из начинающих коллег попытался даже поерничать по этому поводу, напомнив о ностальгии по брежневской эпохе. Эпохе застоя. К советскому строю и руководящей роли коммунистической партии, равно как и к одному из ее выдающихся лидеров - Геннадию Богомякову, многие относятся сегодня критически. С этим категорически не согласны те, кто на чистом энтузиазме обустраивал страну Тюмению.

- Если и пишут о КПСС, то роль, как правило, отводится ей отрицательная, - с горечью рассуждает Игорь Шаповалов, ныне председатель президиума областного совета ветеранов, а в советском прошлом - организатор и руководитель Главямбургнефтегазстроя, - а между тем роль местных партийных органов, руководителей области в создании Западно-Сибирского нефтегазового комплекса весьма велика!

Геннадий Богомяков мог бы многое рассказать о тех непростых годах, об освоении Западной Сибири. Но он противник собственных мемуаров. "Сложно писать о человеке, который сам этого не хочет, - признался Александр Вычугжанин, - и, кроме этого, личность которого вызывает неоднозначную оценку". Но Александр Вычугжанин рискнул написать книгу об этом неординарном человеке, книгу о том героическом времени. Шесть лет собирал он информацию о своем герое, работая в архивах, встречаясь с людьми, которые знали его не понаслышке. "Он не ангел, далеко не ангел, - оценивая личность Геннадия Богомякова, заявил один его соратник. - Но это замечательный человек, и книга о нем нужна. Это очень достойный человек!"

Презентация книги Александра Вычугжанина "Это наша с тобой биография" состоялась вчера в областной библиотеке.

Выбирал образ жизни

Геннадий Богомяков любит пошучивать: раз по профессии геолог, то и родился в Тайге. Именно так: с большой буквы. Есть такой город на Кузбассе.

- Я очень любил природу, с детства охотился и рыбачил, - разоткровенничался как-то Геннадий Богомяков. - Уходил на речку, ночевал на берегу. Ночью очень хорошо ловится ерш, а ранним утром и вечером - щука на жерлицу. Мы держали гончих собак, и в войну я ходил с ними на зайцев, добывая по 3-5 штук в день. Тащил домой на горбушке, согнувшись. По тем временам, в голодные годы войны, это было важным подспорьем для нашей большой семьи. Так что, поступая на геолого-разведочный факультет, я, наверное, больше выбирал образ жизни, ведь геолог рисовался романтиком с молотком в руках и рюкзаком за спиной. Как промышленная отрасль геология появилась гораздо позднее".

Подающего надежды аспиранта уговаривали остаться в родном Томском политехе, пророчили выдающуюся научную карьеру и должность заведующего кафедрой, но Богомяков отказался. Новоявленный кандидат геолого-минералогических наук переехал в Новосибирск, в филиал Всесоюзного научно-исследовательского геолого-разведочного нефтяного института. А когда на базе ряда филиалов появился самостоятельный Сибирский НИИ геологии, геофизики и минерального сырья, то Богомяков стал его ученым секретарем и возглавил одну из поисковых экспедиций. В ноябре 1957-го как раз завершалось бурение опорной скважины в Красноярском крае.

Вскоре выяснилось, что наиболее жирные запасы ожидаются в Тюменской области. Тогда-то в провинциальной Тюмени и решили создавать собственную науку. В апреле 1960-го молодого ученого, не достигшего даже 30 лет, назначают директором филиала СНИИГиМСа, а в июне на реке Конде бригада Урусова получает первую промышленную нефть Шаимского месторождения. Для директора вновь созданного филиала это эпохальное событие означало: необходимо как можно скорее формировать коллектив, которому по плечу задачи освоения Западной Сибири. Уже 2 января 1961-го Геннадий Богомяков информировал министра геологии и охраны недр СССР, что для работы в филиале подобрано 10 кандидатов наук и ряд специалистов с большим опытом работы. В их числе значился и только что окончивший аспирантуру на Урале Иван Нестеров.

Поход за полезными ископаемыми

Директору приходилось решать массу проблем. К примеру, из 35 обещанных квартир в первый год выделили только шесть. Из-за этого большинство специалистов не могли переехать в Тюмень. "Геолстройпроект" затягивал сроки проектирования лабораторного корпуса. Министерство возлагало на филиал задачи по проведению "комплекса научных геолого-геофизических исследований на территории Тюменской области, направленных на выявление перспектив нефтегазоносности и разработку эффективных направлений и методов поисков и разведки нефтегазоносных залежей". При этом непосредственно на директоре лежала ответственность за правильный выбор направлений исследований.

Уже к июлю 1961-го, несмотря на бытовые сложности, в филиале работали 168 человек, в том числе 7 кандидатов наук и 36 специалистов с высшим образованием. Директора к тому времени избрали членом бюро обкома КПСС. На одном из заседаний бюро обкома постановило "организовать в области массовый геологический поход за полезными ископаемыми". Для руководства походом утвердили комиссию, одним из руководителей которой стал Геннадий Богомяков. Постановление обязывало все партийные и комсомольские органы региона принять активное участие в массовом геологическом походе, проводя "широкую разъяснительную и организаторскую работу по созданию геологических отрядов в школах, учебных заведениях, на предприятиях и в совхозах области, привлечению молодежи и всего населения к активному участию в поисках полезных ископаемых".

Авторы постановления достигли сразу нескольких целей. Во-первых, выход нефти на поверхность земли привлек внимание местных жителей еще в дореволюционный период, так что доля вероятности обнаружения при целенаправленном поиске полезных ископаемых на огромной территории имелась немалая. Одновременно в сознание жителей региона внедрялась мысль: добыча нефти и газа - дело всенародное. И, самое главное, формировался престиж профессии геолога, нефтяника, газовика. Никто не подсчитывал, сколько молодых людей в результате того похода решило связать свою судьбу с геологией. У многих парней и девчат эта профессия окутывалась ореолом романтики. А в тюменских дворах и двориках под гитару распевали песню Юрия Кукина "За туманом".

Стройка коммунизма

В сентябре 1963-го слет молодых разведчиков недр Тюменской области принял обращение ко всем комсомольцам и молодежи: "Наш край превращается в большую стройку коммунизма. И мы обращаемся ко всем юношам и девушкам страны - приезжайте к нам в Сибирь! Будем вместе осваивать нефтяную целину на тюменской земле!"

А ведь в это время никто не собирался отменять решение о строительстве Нижне-Обской ГЭС, водохранилище которой должно было затопить половину Западной Сибири. Богомяков вспоминает, как в начале 1960-х на коллегии Министерства геологии СССР он докладывал о прогнозных запасах углеводородов в Тюменской области, и государевы мужи обвиняли его в авантюризме.

Геннадию Богомякову вместе с Юрием Эрвье приходилось готовить и пробивать в столице проекты правительственных постановлений не только по геологоразведке, но и по добыче нефти, обустройству территории. Одновременно ученый с цифрами в руках доказывал вред строительства Нижне-Обской ГЭС: "Сибирский газ с территории, подлежащей затоплению, может поступить на Урал раньше, чем электроэнергия ГЭС, а годовой объем его добычи вскоре сравняется и в последующем превзойдет выработку электроэнергии ГЭС". Так и оказалось. Уже тогда в обкоме партии "положили глаз" на весьма перспективного руководителя, поражавшего своей энергией и эрудицией.

Партийная власть

В 1967-м Геннадия Богомякова пригласили на партийную работу. Слово "приглашен" в то время имело силу приказа, отказ от подобных предложений мог означать конец служебной карьеры. Ученого лишили возможности заниматься любимым делом, в котором он добился значительных успехов.

1967 год стал знаменательным для Тюменской области. За рекордно короткие сроки регион получил признание как крупнейшая нефтегазоносная провинция СССР, а Президиум Верховного Совета за "успехи, достигнутые трудящимися области в хозяйственном и культурном строительстве, освоении нефтяных и газовых месторождений" наградил его орденом Ленина. Высшая награда страны обязывала всех приложить максимум сил для дальнейшего развития нефтегазового комплекса. Ответственность за результаты работы лежала на обкоме КПСС. Тюменский обком - единственный в Стране Советов - имел в своей структуре отдел нефтяной, газовой промышленности и геологии. Лучшей кандидатуры, чем Богомяков, для этой должности было не найти.

"Нужно было двигать дело, - вспоминает Геннадий Богомяков. - Его могли поручить как мне, так и любому другому. Мое вхождение в партийную власть было естественным. Работая в НИИ, я постоянно общался с первыми руководителями города, округов и целого ряда районов области. Став секретарем обкома, продолжал работать с тем же кругом лиц, что и прежде, только возможности и функции были несколько иные: координировать на своем уровне работу всех остальных".

В декабре 1973-го, когда Бориса Щербину назначили министром строительства предприятий нефтяной и газовой промышленности СССР, на вакантную должность первого секретаря пленум обкома избрал Геннадия Богомякова. Избрание на пост первого секретаря обкома КПСС переводило человека в высшую управленческую когорту СССР. Статус первого секретаря Тюменского обкома предполагал статус члена ЦК КПСС и депутата Верховного Совета СССР. Это позволяло решать накопившиеся проблемы в неформальной обстановке, минуя ненужную бюрократическую переписку, устанавливать необходимые для дела контакты.

Путь Богомякова к вершинам партийной карьеры резко отличался от судеб его коллег в других краях и областях. Он пришел на должность заведующего отделом из науки - и в течение семи лет достиг поста руководителя крупнейшего региона СССР. Как правило, партийные работники преодолевали этот путь в течение десятилетий, постепенно поднимаясь по ступеням аппаратной лестницы.

Настоящее чудо

За 17 лет руководства Геннадия Богомякова Тюменская область из аграрной провинции превратилась в промышленно развитый регион. Сегодня он дает современной России более 90 процентов газа и две трети нефти, обеспечивая благополучие всей страны.

Сам Геннадий Богомяков однажды заметил: не будь Протозанова, Щербины, Богомякова, нашлись бы другие, кто выполнял бы те же самые задачи. И тем не менее судьба возглавить Тюменскую область в решающий для нее момент выпала именно ему. Порой жестко, но он решал эти задачи. Добывать миллион тонн нефти и миллиард кубометров газа в сутки? Надо стране, надо народу. Значит, на себе будем тащить трубы в болота, пупы и жилы рвать, но сделаем!"

Можно ли было не рвать жилы? Обойтись без вагончиков и балков? Наверное, можно. Но страна требовала нефть и газ любой ценой...

- Каждый сегодня мнит себя стратегом, видя бой со стороны, - объясняет Геннадий Богомяков. - Надо было торопиться, и рвать гужи было из-за чего. Альтернативы ускоренному развитию Западно-Сибирского нефтегазового комплекса к моменту начала освоения месторождений Тюменского Севера уже не было. Старые нефтяные районы страны давно работали с предельным напряжением, все труднее было достичь хотя бы мизерных приростов добычи нефти в Татарии, Башкирии, других нефтегазовых регионах. Напряженная ситуация складывалась с газом. Осваивать Тюменский Север черепашьими темпами было невозможно: мы бы просто завязли в наших болотах и хлябях, а Север не стал бы местом притяжения ни для тех, кто приезжал сюда заработать, ни для тех романтиков и энтузиастов, которые стремились сюда "за туманом и за запахом тайги". И как выглядела бы сегодня страна, если бы не успели к труднейшим для нее годам дойти до Уренгоя, Ямбурга, до нефтяных месторождений Когалыма, Лангепаса, Нобярьска?

Можно по-разному оценивать роль Геннадия Богомякова в истории, но с истиной не поспоришь: в Западной Сибири за короткий промежуток времени совершили тогда настоящее чудо. И совершили его благодаря героическому труду тысяч строителей, монтажников, нефтяников, газовиков. Под руководством той самой коммунистической партии и таких людей, как Геннадий Павлович Богомяков.

Николай Карнаухов:

"Геннадий Павлович Богомяков стоял во главе управления областью 17 лет - когда полным ходом шло развитие нефтегазового комплекса. Можно сказать: да что, он один, что ли, это сделал? Миллионы людей работали, вся страна. Но он стоял во главе управления областью, и во всем, что в этот период в области было сделано, - везде присутствует Богомяков".

Песок исторического беспамятства

комментарий

Сергей Корепанов
председатель Тюменской областной Думы:


- Один из моих знакомых стал свидетелем того, как секретарь приемной одного из больших начальников, услышав фамилию Эрвье, спросила: "А как это слово расшифровывается?" Песок исторического беспамятства - вещь коварная, за какие-нибудь 20-30 лет полностью закроет для молодого поколения славные дела на земле Тюменской. В связи с этим очень важно сохранить для истории дела не так давно минувших дней.
То, что было сделано в нашей области в 1960-1980 годы, справедливо называли западно-сибирским феноменом. Решать столь грандиозные задачи могли только люди соответствующего масштаба. Среди них был и Геннадий Павлович Богомяков, руководивший область с 1973-го по 1990 год. Уникальное сочетание в одном лице крупного ученого и управленца - это тоже своего рода феномен, понять и оценить который можно только через конкретные дела.

И это всё о нём

Юрий Шафраник, председатель совета союза нефтегазопромышленников России, экс-министр топлива и энергетики России:

- Атомный, космический проекты меркнут по сравнению с освоением Западной Сибири. Период наиболее динамичного развития региона неразрывно связан с именем Геннадия Павловича Богомякова. Он сыграл одну из заглавных ролей в создании нефтегазового комплекса, который в свою очередь позволил СССР, а затем и России занять ведущее место в мировой энергетике и с учетом этого строить свою политику три последних десятилетия.

Валерий Грайфер, председатель совета директоров "ЛУКОЙЛа":

- Влияние Геннадия Павловича на развитие Западной Сибири огромно. В нем удивительно сочетаются профессионализм и такие качества его характера, как ответственность, системность в работе, требовательность - и при этом забота о людях, понимание их нужд. По отношению к себе я всегда испытывал дружеское расположение. Когда приехал в Тюмень, меня поддержали два человека - моя жена и Геннадий Павлович. Я счастлив, что могу отнести себя к кругу его единомышленников.

Владимир Богданов, генеральный директор "Сургутнефтегаза":

- Имея геологическое образование, являясь профессиональным нефтяником, Геннадий Павлович принимал важные, взвешенные решения по многочисленным проблемам, связанным с интенсивным развитием региона. В этот период введено в эксплуатацию более 80 тысяч нефтяных и газовых скважин, построены десятки тысяч километров нефтепроводов и автодорог. В результате удельный вес нефти Западной Сибири в союзной добыче к концу 1980-х составлял 65%. Освоение территории сопровождалось наращиванием объемов жилищного строительства, вводом объектов социально-бытового, культурного назначения.

Рим Сулейманов, генеральный директор "Газпром добыча Уренгой":

- Богомяков Геннадий Павлович развивал производственную и социальную базу региона. Многое из того, что сделано в те годы, стало основой для органичного вхождения предприятий области в рыночные условия. Геннадий Павлович и сегодня живет интересами области, деятелен, бодр и активен. Его можно увидеть и в областной Думе, и на заседаниях гражданского форума региона - везде, где его опыт, мнение ученого и руководителя может принести пользу землякам.

Александр Брехунцов, генеральный директор Сибирского научно-аналитического центра:

- Геннадий Павлович внес значительный вклад в обоснование геолого-разведочных работ, создание нефтедобывающей и газовой промышленности Тюменской области. За открытие уникальных газовых месторождений был удостоен Ленинской премии. При его непосредственном участии в крае возводился крупнейший в стране нефтегазодобывающий и электроэнергетический комплексы, дававшие в год свыше 400 млн тонн нефти и 600 млрд кубов газа, развивалась производственная и социальная инфраструктура.

Юрий Баталин, вице-президент Российской инженерной академии, в прошлом заместитель председателя Совета Министров СССР, председатель Госстроя СССР:

- Мало кому удается свершить в жизни столько, сколько удалось Геннадию Павловичу Богомякову. Знаменитая Тюменская нефтяная и газовая эпопея происходила на огромной необжитой территории и характерна небывалыми масштабами свершений. Благодаря природному уму, трудолюбию и чертам лидера, накопленным опыту, знаниям и эрудиции, он достойно и эффективно исполнял обязанности первого руководителя области и тем самым внес огромный вклад в создание нефтегазового комплекса. Комплекса, который позволяет смягчить влияние кризиса и спасает страну от потрясений и разрухи. Я с душевной теплотой вспоминаю нашу совместную работу по решению проблем на многочисленных стройках Надыма, Уренгоя, Сургута, Самотлора, на строительстве нефте- и газопроводов, при решении вопросов градостроительства.

Игорь Шаповалов, председатель областного совета ветеранов:

- Представьте сложность деятельности Геннадия Павловича: бурно развивающаяся промышленность, огромный приток людей, возникающие поселки и города. К этому нужно добавить громадную площадь области и многонациональный состав населения. Вопросы идеологии, строительство жилья и соцкультбыта, выполнение продовольственной программы постоянно находились в центре внимания областной партийной организации. За три пятилетки население Тюменской области увеличилось на 800 тысяч человек, или более чем в полтора раза, жилой фонд вырос втрое, объем промышленного производства - в девять раз! В результате стремления Геннадия Павловича сделать область не только добывающей углеводородное сырье, но и перерабатывающей его, в Тобольске построили нефтехимический комбинат.

Сергей Кандаков, председатель совета директоров "Сургутгазстроя", депутат Думы Югры:

- Геннадий Павлович - человек исключительно талантливый, оперативный, творческий, умел привлечь и повести за собой. Чрезвычайно ответственный, требовательный к себе и другим, он никогда не оставлял без внимания любые обращения людей, всегда готов был прийти им на помощь. Я лично и многие другие работники "Сургутгазстроя", кому довелось с ним близко работать, пройдя его школу, обогатились огромным опытом. Он был и остается для нас образцом поведения и настойчивости при достижении цели.

Геннадий Шмаль, президент Союза нефтегазопромышленников России:

- Геннадий Павлович - большой патриот земли тюменской. Он вполне мог бы переехать в Москву, как сделали многие, а он остался в Тюмени. Он не построил себе никаких хором, а имеет скромный домик на Исети.

www.t-i.ru

30.06.2010

Андрей Фатеев
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован